Некоторые особенности рассмотрения дел по главе 12 КоАП РФ

Наиболее часто встречаемыми категориями административных дел в практике мирового судьи являются дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 12.8, ч. 1 ст. 12.26, ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

При рассмотрении дел данной категории нередко возникают вопросы, ответы на которые в настоящий момент отсутствуют как в административном законодательстве, так и в официальном легальном толковании административного законодательства, содержащемся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.11.2008 N 23).

Например, в ходе рассмотрения дел о правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, связанных с управлением транспортным средством водителем, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, нередко возникают ситуации, когда основное доказательство виновности водителя, обвиняемого в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, — акт медицинского освидетельствования или акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, признается мировым судьей недопустимым доказательством. Это может быть вызвано различными обстоятельствами: отсутствием лицензии у медицинского учреждения на проведение такого освидетельствования, истечением срока лицензии, нарушением порядка проведения освидетельствования, указанного в Правилах освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов. Судебная практика в данной ситуации идет по двум путям разрешения возникшей ситуации: либо прекращается производство по делу в связи с недоказанностью наличия в действиях привлекаемого к административной ответственности лица состава правонарушения, либо лицо признается виновным в совершении вышеуказанного административного правонарушения по иным доказательствам (показаниям свидетелей, экспертов, протоколам освидетельствования, отстранения от управления транспортным средством, объяснениям понятых и т.д.). Какая позиция является правильной?

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.11.2008 N 23) по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Наряду с указанными актами не исключается подтверждение факта нахождения водителя в состоянии опьянения и иными доказательствами (например, показаниями свидетелей). С учетом того, что в силу ст. ст. 26.2, 26.11 КоАП РФ акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения являются доказательствами по делу об административном правонарушении, они должны исследоваться и оцениваться в совокупности с другими собранными по делу доказательствами и не могут быть оспорены в порядке гражданского судопроизводства (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.11.2008 N 23).

По сути, вышеприведенное положение из Постановления Верховного Суда РФ является официальным легальным толкованием норм административного права. Однако представляется, что в данном случае имеется языковая форма неясности права, которая требует грамматического толкования. Как толковать словосочетание «наряду с указанными актами»: как «вместе» или как «вместо»?

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2008 г. указано, что по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

На наш взгляд, при рассмотрении дел данной категории нельзя ограничивать круг возможных административных доказательств, тем более что в соответствии с законодательством судья не предопределен в выборе и оценке доказательств. Судья должен оценить все доказательства вкупе. Разумеется, очевидным представляется тот факт, что нельзя признать виновным человека в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, только на основании показаний свидетелей (стандартных объяснений понятых или рапорта сотрудников ДПС). В то же время, если медицинское освидетельствование признано недопустимым доказательством вследствие того, что выяснилось, что у медицинского учреждения истек срок лицензии на проведении такого вида освидетельствования, почему нельзя использовать в качестве доказательства показания допрошенного в качестве специалиста, эксперта врача, проводившего данное освидетельствование? С точки зрения логики и социальной справедливости освидетельствование проводилось тем же врачом, что и до истечения срока лицензии, теми же способами, методами, с использованием тех же самых приборов. Хотя такая точка зрения (которой зачастую придерживаются судьи) не является бесспорной.

Также в административной практике большое количество занимают дела об административном правонарушении, предусмотренные ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, предусматривающей административную ответственность за выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, указанных в ч. 3 настоящей статьи, — влечет лишение прав управления транспортными средствами на срок от 4 до 6 месяцев. При рассмотрении данных дел возникают вопросы двоякого плана. Первое: это вопрос к законодателю, который поставил в неравное положение водителей, которые допустили указанное нарушение на дороге, оборудованной прибором видео- и фотосъемки, работающим в автономном режиме, и всеми другими водителями, правонарушение которых либо вообще не было зафиксировано фото-, видеосредствами, либо было зафиксировано приборами, которыми оборудованы экипажи ДПС. В первом случае водители привлекаются к административной ответственности должностными лицами полиции, причем санкция предусмотрена исключительно в виде фиксированного административного штрафа. Во втором случае, дело рассматривает мировой судья, санкция предусмотрена исключительно в виде лишения водительских прав. Налицо явная несправедливость и неравноправное положение водителей, которые совершили одно и то же правонарушение, но в разных местах, причем зачастую даже не зная, имеется ли в данном месте действующая в автономном режиме фото-, видеокамера (примечание: с 01.01.2013 статья 12.15. ч.4 КоАП РФ изменена и введено альтернативное наказание в виде штрафа).

С другой стороны, возникает множество вопросов по составу данного административного правонарушения. Словосочетание «выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения» подразумевает, на наш взгляд, нарушение Правил дорожного движения именно в момент выезда. То есть если водитель сознательно при наличии запрещающего дорожного знака или сплошной линии разметки выезжает на полосу встречного движения. Если же водитель пересек линию разметки 1.5 или 1.6 либо начал маневр обгона до запрещающего обгон знака, а завершил маневр уже с нарушением, подлежат ли действия вышеуказанного водителя квалификации по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ и допустима ли переквалификация его действий на другую статью? Представляется, что в вышеуказанных случаях дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, подлежит прекращению, а переквалификация в данном случае невозможна, поскольку, во-первых, необходимо вменять водителю нарушение иного пункта Правил дорожного движения, а во-вторых, изменится санкция статьи: с лишения на штраф, причем изменится вид наказания. Практика рассмотрения дел указанной категории весьма противоречива, поэтому представляется, что законодателю необходимо внести коррективу в текст указанной статьи, уравняв положение водителей — нарушителей по данной статье независимо от вида фиксирующего правонарушение прибора и уточнив диспозицию данной статьи.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях, содержащихся в главе 12 КоАП РФ, особенно в статьях, которые предусматривают лишение права управления транспортными средствами, весьма распространенным является заявление лицами, привлекаемыми к административной ответственности, а также их защитниками ходатайств о допросе в качестве свидетелей понятых. Нередко бывает, что понятыми являются жители другого региона, явка которых в суд для допроса в качестве свидетеля весьма проблематична. Зачастую мировые судьи отказывают адовкатам в удовлетворении таких ходатайств (о допросе свидетелей) поскольку могут пройти сроки привлечения лица к административной ответственности. Представляется, что в данном случае выходом является практика направления судебных поручений мировым судьям соответствующего населенного пункта. На данный момент соответствующая статья в КоАП РФ отсутствует. В интересах реализации прав участниками процесса и достижения истины по конкретному делу необходимо внести соответствующие изменения в КоАП РФ. Примером для этого может служить Кодекс административного судопроизводства Украины, согласно ч. 1 ст. 115 которого суд, рассматривающий дело, в случае необходимости сбора доказательств за пределами своей территориальной подсудности поручает соответствующему административному суду осуществить определенные процессуальные действия.

2017-02-02T21:18:54+00:00 Без рубрики|0 Comments
Сервис обратного звонка RedConnect