Украл и остался на свободе?

Работника, совершившего по месту работы хищение имущества (в том числе мелкое), растрату, умышленное уничтожение или повреждение имущества, можно уволить в соответствии с пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Увольнение возможно при хищении имущества, принадлежащего как работодателю, так и другим работникам или третьим лицам.

Факт хищения (растраты, уничтожения или повреждения) имущества и вина работника должны быть установлены вступившим в законную силу приговором либо постановлением суда (пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2). Поскольку пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ говорит именно о совершении хищения (растраты, уничтожения или повреждения), то и приговор (постановление) должен быть вынесен именно по данному факту. Поэтому, если в таком документе установлен только факт покушения на указанные действия, оснований для увольнения по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ нет.

При соблюдении порядка применения дисциплинарного взыскания и наличии вступившего в законную силу приговора суда о признании работника виновным в совершении хищения увольнение работника по указанному основанию является законным, что подтверждается Определением Санкт-Петербургского городского суда от 15.09.2009 N 12211.

В данной статье остановимся на судебной практике оспаривания увольнения по данному основанию за истекшие 2010 — 2011 гг. и рассмотрим самые актуальные из них.

Кассационным определением Санкт-Петербургского городского суда от 14 июля 2011 г. N 33-10752 было установлено следующее.

О. обратилась в суд с иском к ООО «УКС-47», полагая незаконным увольнение с должности менеджера по продажам на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. О. указала, что работодателем нарушена процедура увольнения и ей необоснованно вменяется в вину причинение ущерба предприятию, поскольку она не имела отношения ни к материальным, ни к денежным средствам. Просила признать увольнение незаконным, восстановить ее на работе в ООО «УКС-47» в качестве менеджера по продажам, взыскать с ответчика заработную плату за период с декабря 2010 г. по апрель 2011 г. в сумме <…> руб., судебные издержки, связанные с оплатой юридических услуг адвоката в размере <…> руб. и услуг нотариуса по оформлению доверенности в размере <…> руб., и компенсацию морального вреда в размере <…> руб.

Также О. предъявила исковые требования о взыскании задолженности по заработной плате за период с <…> по <…> в размере <…> руб., компенсации морального вреда в том же размере, судебных издержек в сумме <…> руб. Данные требования истица обосновывает несоблюдением со стороны ответчика условий трудового договора в части выплаты заработной платы.

Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 17 мая 2011 г. О. восстановлена на работе в ООО «Управление капитального строительства N 47» в должности менеджера по продажам.

С ООО «УКС-47» в пользу О. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в сумме <…> руб., компенсация морального вреда в сумме <…> руб., расходы на оплату услуг представителя <…> руб., расходы на оформление доверенности <…> руб. В остальной части исковых требований отказано.

С ООО «УКС-47» взыскана госпошлина в доход государства <…> руб.

В кассационной жалобе ООО «УКС-47» выражает несогласие с оценкой судом исследованных по делу доказательств, просит отменить решение суда первой инстанции как незаконное и необоснованное.

Прокуратурой Колпинского района Санкт-Петербурга подано кассационное представление на указанное решение суда, прокурор полагал решение подлежащим изменению.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что О. с <…> по срочному трудовому договору принята на работу в ООО «УКС-47» на должность менеджера по продажам, <…> ею написано заявление о приостановлении трудовой деятельности в связи с невыплатой заработной платы. Приказом от <…> трудовой договор с О. прекращен по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ на основании акта от <…>.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основания для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Вместе с тем увольнение по указанному основанию возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты доверия к ним.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ и с учетом требований закона, пришел к правомерному выводу о незаконности увольнения истицы.

Поскольку факт совершения О. виновных действий, которые послужили основанием для утраты к ней доверия со стороны работодателя, не нашел подтверждения в ходе судебного разбирательства, установленный законом порядок применения дисциплинарного взыскания ответчиком не соблюден, то у ответчика отсутствовали основания для увольнения истицы по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

В качестве основания увольнения ответчик указал акт от <…>, в соответствии с которым при обработке путевых листов за <…> тягача <…> менеджер по продажам О. отрезала талоны заказчика <юр. л.> на путевых листах, перечисленных в акте, и не предъявила их <юр. л.> для оплаты от ООО «УКС-47». О. в нарушение трудового договора от <…> N <…> не соблюдала установленный работодателем порядок хранения документов, материальных и денежных ценностей и должностную инструкцию менеджера по продажам.

Судом указанное доказательство оценено критически, так как ответчик не представил инструкцию, устанавливающую порядок хранения документов, материальных и денежных ценностей.

Из должностной инструкции О. усматривается, что она не имела отношения ни к материальным, ни к денежным ценностям. Договор о полной материальной ответственности между ООО «УКС-47» и О. не заключался.

Иных доказательств, свидетельствующих, что по вине О. оплата выполненных водителем ответчика работ была произведена не ответчику, а другой организации <юр. л.>, не представлено. Ссылка в кассационной жалобе на Постановление Минтруда от 31.12.2002 N 85 является несостоятельной, поскольку должность О., а также перечень выполняемых ею работ не подпадают под Перечень должностей и видов работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключить договор о полной материальной ответственности.

Кроме того, суд первой инстанции принял во внимание то обстоятельство, что ответчиком был нарушен порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения. О. не была ознакомлена с актом о совершении дисциплинарного проступка и не имела возможности представить свои объяснения по акту. В материалах дела отсутствуют сведения о получении О. уведомления об увольнении с занимаемой должности от <…>, а равно сведения об ознакомлении с приказом об увольнении.

Указанные обстоятельства давали суду основания для признания произведенного увольнения незаконным, что в силу положений ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации влечет восстановление истца на работе в занимаемой должности, взыскание в его пользу заработка за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Доводы ответчика о невозможности восстановить О. на работе в связи с тем, что штатная должность менеджера сокращена и решение суда в этой части невыполнимо, не основаны на законе. В соответствии со ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения незаконным суд принимает решение о восстановлении работника по прежнему месту работы, то есть в той же должности и с теми же условиями труда.

В дополнение к кассационной жалобе ответчик указывает, что по факту хищения чужого имущества путем обмана неустановленное лицо изготовило подложные путевые листы от <юр. л.> на грузовой автомобиль, находящийся в аренде у ответчика, и представило их к оплате, в результате чего был причинен значительный ущерб ООО «УКС-47». Данный довод не может быть положен в основу отмены решения суда.

При установлении факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда эти действия не связаны с их работой (абз. 2 п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»), однако факт хищения денежных средств О. в настоящий момент не установлен.

Частью 3 ст. 84.1 ТК РФ предусмотрено, что днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом сохранялось место работы (должность).

По смыслу этих положений закона в их взаимосвязи в случае признания увольнения незаконным работник восстанавливается на работе с даты прекращения трудового договора.

В этой связи судебная коллегия полагает возможным согласиться с доводом кассационного представления, что в резолютивной части решения следует указать дату восстановления истицы на работе — с <…>.

Расчет размера причитающегося истцу среднего заработка за время вынужденного прогула произведен судом с учетом положений ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации, Постановления Правительства РФ от 24.12.2007 N 922 «Об особенностях порядка начисления средней заработной платы» и справки о заработной плате истицы. Решение суда в этой части сторонами не обжалуется.

Признав требования о взыскании расходов на представителя подлежащими удовлетворению, суд правомерно исходил из конкретных обстоятельств настоящего дела — категории дела, объема и сложности выполненной представителем работы, продолжительности рассмотрения дела — и установил разумным пределом ко взысканию в пользу истицы сумму в <…> руб.

Одновременно суд пришел к правильному выводу, что возмещению подлежат также расходы на оформление доверенности, поскольку она была выдана адвокату <…> из-за невозможности О. лично участвовать в деле по причине болезни, поэтому данные расходы можно отнести к издержкам, связанным с рассмотрением дела и подлежащим возмещению.

Вместе с тем судебная коллегия полагает размер взысканной в пользу О. компенсации морального вреда в <…> руб. завышенным. С учетом конкретных обстоятельств настоящего дела, принимая во внимание объем и характер причиненных О. нравственных страданий, степень вины работодателя, длительность срока лишения истицы возможности трудиться, а также требования разумности и справедливости, судебная коллегия полагает, что разумным пределом ко взысканию в счет компенсации морального вреда будет являться сумма в <…> руб.

Судебная коллегия приходит к выводу, что выводы суда постановлены на основании представленных при разрешении спора доказательств, которым судом первой инстанции дана полная и всесторонняя оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия определила:

— Решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 17 мая 2011 г. изменить;

— восстановить О. на работе в ООО «Управление капитального строительства N 47» в должности менеджера по продажам с <…>;

— взыскать с ООО «Управление капитального строительства N 47» в пользу О. компенсацию морального вреда в размере <…> руб., в остальной части решение суда оставить без изменения; кассационную жалобу — без удовлетворения.

Говоря о проблемах увольнения работников в связи с хищениями на рабочем месте, необходимо также остановиться на сроке, в течение которого работник может быть уволен.

Издать приказ (распоряжение) о расторжении трудового договора нужно непосредственно после получения приговора или постановления суда и издания приказа о применении взыскания. Таким образом, сроки применения взыскания и увольнения работника за проступок должны совпадать.

Установленный трудовым законодательством месячный срок для применения такой меры дисциплинарного взыскания исчисляется со дня вступления в законную силу приговора суда либо постановления судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях (п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2). При этом в указанный срок не включается время болезни работника, пребывания его в отпуске, а также время, необходимое на учет мнения профсоюзной организации (ст. 193 ТК РФ).

Кроме того, увольнение возможно, если с момента совершения хищения (растраты, повреждения или уничтожения) имущества прошло не более шести месяцев. Этот срок продлевается до двух лет, если данные факты выявлены по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки. Время производства по уголовному делу при расчете указанных сроков (шесть месяцев или два года) не учитывается (ст. 193 ТК РФ).

Определением от 12 октября 2010 г. по делу N 33-17765 Судебной коллегией по гражданским делам Московского областного суда было установлено следующее.

И. обратился в суд с иском к ОАО «Мебельная компания «Шатура» о восстановлении на работе, признании записи в трудовой книжке об увольнении недействительной, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Требования мотивировал тем, что с 31.03.2003 он состоял в трудовых отношениях с ОАО «Мебельная компания «Шатура», работал на должностях грузчика, водителя погрузчика склада готовой продукции. Приказом работодателя от 11.06.2010 был уволен по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Считает увольнение незаконным, поскольку ответчик нарушил процедуру увольнения.

Решением Шатурского городского суда Московской области от 13 августа 2010 г. иск удовлетворен частично.

Не соглашаясь с решением суда, в кассационной жалобе ответчик просит его отменить как незаконное и принять по делу новое решение.

Проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит кассационную жалобу обоснованной и подлежащей удовлетворению.

Увольнение согласно пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК по данному основанию является одной из мер дисциплинарного взыскания (ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» установленный месячный срок для применения такой меры дисциплинарного взыскания (пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) исчисляется со дня вступления в законную силу приговора суда либо постановления судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Как установлено судом и видно из материалов дела, истец состоял с ответчиком в трудовых отношениях, между И. и ОАО «МК «Шатура» был заключен трудовой договор. В соответствии с приказом от 31.03.2003 N 92 И. принят на работу с 02.04.2003 грузчиком на центральный склад готовой продукции ОАО «МК «Шатура». 31 марта 2003 г. с ним был заключен трудовой договор по должности водителя погрузчика с полной коллективной материальной ответственностью.

07.04.2010 в отношении И. состоялся обвинительный приговор Шатурского городского суда, согласно которому И. был признан виновным в тайном хищении чужого имущества по месту работы.

08.04.2010 приказом работодателя И. был уволен по основаниям, предусмотренным пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

20.04.2010 обвинительный приговор в отношении И. вступил в законную силу. Приговором установлено, что И., работающий на складе готовой продукции ОАО «МК «Шатура» в должности водителя погрузчика, совершил кражу чужого имущества — мебели, принадлежащей ответчику (работодателю), с группой лиц по предварительному сговору.

При разрешении спора суд пришел к правильному выводу о том, что у работодателя имелись основания к увольнению по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, поскольку вина И. в совершении хищения чужого имущества по месту работы установлена приговором суда.

Вместе с тем, удовлетворяя исковые требования о восстановлении истца на работе в прежней должности, суд исходил из того обстоятельства, что ответчик нарушил процедуру увольнения И., а именно установленный месячный срок со дня вступления в законную силу приговора суда. Приговор вступил в законную силу 20 апреля 2010 г., а увольнение произошло 11 июня 2010 г., то есть, по мнению суда, за пределами месячного срока.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда, поскольку он противоречит фактическим обстоятельствам дела. За совершение хищения чужого имущества истец первоначально был уволен 08.04.2010. 19.05.2010 приказом работодателя был отменен приказ об увольнении И. от 08.04.2010 и был издан новый приказ об увольнении с 20.04.2010.

И. обратился в суд с иском о восстановлении на работе. Решением Шатурского городского суда от 11.06.2010, вступившим в законную силу 13.07.2010, И. восстановлен в прежней должности.

11.06.2010 с исполнительным листом И. приехал на работу для уточнения графика работы, где у него работниками отдела кадров вновь были отобраны объяснения по факту хищения имущества и вручен приказ об увольнении по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Данным приказом от 11.06.2010 N 473 И. вновь был уволен с должности водителя погрузчика по основаниям, предусмотренным пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Таким образом, вывод суда о том, что увольнение истца состоялось за пределами месячного срока, не соответствует установленным судом обстоятельствам.

Суд не учел, что с 20.04.2010, то есть со дня вступления в законную силу приговора суда, истец был уволен и до увольнения 11.06.2010 не работал. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что фактически работодатель применил к материально ответственному лицу дисциплинарное взыскание в виде увольнения за хищение чужого имущества не позднее одного месяца со дня вступления приговора суда в законную силу.

По изложенным мотивам судебная коллегия не может признать законным и обоснованным постановленное судом решение.

Принимая во внимание, что по делу не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, поскольку обстоятельства дела установлены судом первой инстанции полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального и процессуального права, судебная коллегия находит возможным, не передавая дела на новое рассмотрение, вынести новое решение об отказе И. в удовлетворении заявленных требований. Судебная коллегия определила Решение Шатурского городского суда Московской области от 13 августа 2010 г. отменить, постановить по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований И. к ОАО «Мебельная компания «Шатура» о восстановлении на работе, признании записи в трудовой книжке об увольнении недействительной, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать.

Определением по делу N 33-5559/2011 установлено следующее.

К. обратилась в суд с иском к МУП «УЕЗ» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе.

В обоснование заявленных требований К. сослалась на то, что состояла с ответчиком в трудовых отношениях, работала в должности главного бухгалтера. С 27 сентября 2009 г. находилась в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет. Приказом от 22 марта 2011 г. N 19 она была уволена с 28 марта 2011 г. по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (совершение по месту работы хищения, в том числе мелкого, чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения, установленных вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях). Считает увольнение незаконным.

Суд принял решение, которым восстановил К. на работе в прежней должности, при этом суд первой инстанции исходил из того, что истица приговором суда от 19 апреля 2010 г., вступившим в законную силу 17 июня 2010 г., осуждена за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160, ч. 1 ст. 174.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, что является основанием для прекращения с ней трудового договора по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации; увольнение К.Н.С. произведено 28 марта 2011 г. — по истечении месячного срока со дня вступления приговора суда в законную силу, в связи с чем пришел к выводу о нарушении работодателем порядка наложения на истицу дисциплинарного взыскания в виде увольнения, что свидетельствует о незаконности увольнения истицы.

Между тем из материалов дела следует, что К. на основании заявления от 4 декабря 2009 г. был предоставлен отпуск по уходу за ребенком 27 сентября 2009 года рождения до достижения им возраста полутора лет. Приговором суда от 19 апреля 2010 г., вступившим в законную силу 17 июня 2010 г., К. признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160, ч. 1 ст. 174.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Приказом от 22 марта 2011 г. N 19 К. уволена с работы по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации с 28 марта 2011 г.

В соответствии со ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение по п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации отнесено к мерам дисциплинарных взысканий.

В соответствии с ч. ч. 3, 4 ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого для учета мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

Согласно разъяснениям, данным в п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», месячный срок для применения дисциплинарного взыскания к работнику, совершившему хищение по месту работы, исчисляется со дня вступления приговора суда в законную силу.

Из приговора суда от 19 апреля 2010 г. следует, что по результатам проверки финансово-хозяйственной деятельности МУП «УЕЗ», проведенной с 7 по 27 сентября 2009 г., выявлено совершение 26 декабря 2008 г., 6, 18 февраля 2009 г., 4, 17 марта 2009 г., 24, 27 апреля 2009 г., 4, 13, 27 мая 2009 г., 10, 19 июня 2009 г. растраты К. денежных средств, принадлежащих ответчику.

В соответствии с приказом от 22 марта 2011 г. N 19 основанием увольнения истицы с работы послужили акт проверки финансово-хозяйственной деятельности предприятия и приговор суда от 19 апреля 2010 г.

На момент вступления приговора суда в законную силу 17 июня 2010 г. истица находилась в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет, предусмотренном ст. 256 Трудового кодекса Российской Федерации, то есть по 27 марта 2011 г. включительно, увольнение К.Н.С. произведено с 28 марта 2011 г., то есть по окончании указанного отпуска и без учета его продолжительности в течение месяца со дня вступления приговора суда в законную силу. При этом со дня совершения К. виновных действий, выявленных в ходе проверки финансово-хозяйственной деятельности предприятия без учета времени производства по уголовному делу, не прошло двух лет.

Таким образом, у суда первой инстанции не имелось оснований для признания увольнения К.Н.С. незаконным.

Соответственно, при увольнении работника по основанию, предусмотренному пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, работодателю необходимо учитывать все предусмотренные действующим законодательством нормы для данного увольнения, в противном случае по жалобе работника организацию-работодателя могут привлечь к административной ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ.

2017-02-02T21:16:14+00:00 Статьи|0 Comments
Сервис обратного звонка RedConnect