Возможно ли вернуть деньги за навязанную страховку при получении кредита

Очень часто с целью увеличения прибыли менеджмент финансовых организаций прибегает к разным приемам, иногда заходящим за грань закона. К таким пограничным приемам можно отнести продажу основного для потребителя продукта, ради которого потребитель и вступает в договорные отношения с продавцом, под условием продажи «второстепенного». В каких случаях такое поведение предпринимателя противозаконно и что ему противопоставить, какие препятствия на пути самозащиты прав существуют, мы и покажем в нашей статье на примере финансовых услуг — а именно расскажем о том что такое «навязанная страховка за кредит» и можно ли вернуть за нее деньги.

Потребитель в Российской Федерации — слабая сторона гражданского правоотношения, нуждающаяся в большей защите. Но для того, чтобы защита прав была эффективной, она должна быть основана на действующем законодательстве. Потребитель услуг, в том числе финансовых услуг, применительно к нашей теме основывается не столько на общих постулатах гражданского права о свободе договора и принципе автономии воли сторон, сколько на положениях Закона «О защите прав потребителей». Именно этот Закон в его официальном толковании предусматривает применение в отношении нарушителя прав потребителя следующие санкции: взыскание уплаченной за услугу суммы, процентов на нее (за неправомерное использование чужих средств), а также штраф и возмещение морального вреда (ст. ст. 13, 15 Закона).
Что касается материально-правовых оснований для присуждения суммы иска в пользу потребителя, то в случае с навязыванием невостребованных услуг она предусмотрена абзацем 1 пункта 2 статьи 16 указанного Закона, в соответствии с которым запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме. В этой связи отметим п. 76 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», объявляющего ничтожными условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (статья 3, пункты 4 и 5 статьи 426 ГК РФ), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей (например, пункт 2 статьи 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», статья 29 Закона РФ от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности»).
Для осуществления свободного выбора потребитель должен располагать достоверной информацией о предоставляемых услугах — такое право ему дано статьей 10 Закона.
Однако, предоставляя финансовую услугу в виде потребительского кредитования населения, банк хочет защититься от рисков невозврата и выдвигает требование обеспечения обязательства со стороны заемщика. Поскольку пункт 1 статьи 329 ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня способов обеспечения обязательства, банк включает в договор условие о личном страховании заемщика, то есть страховании его жизни и здоровья. Выгодоприобретателем по такому страховому договору будет сам банк в случае утраты заемщиком способности вернуть выданные банком деньги.
В этом случае банк действует согласно пункту 2 статьи 935 ГК РФ, а также пункту 14 части 4 статьи 5 и части 10 статьи 7 ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (в ред. от 05.12.2017), допускающих включение таких условий в договор потребительского кредита (займа). Правда, названный Закон требует, чтобы было оформлено заявление о предоставлении потребительского кредита (займа) по установленной кредитором форме, содержащее согласие заемщика на оказание ему таких услуг, в том числе на заключение иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа) (ч. 2 ст. 7 цитируемого Закона). Также потребитель имеет право выбора страховщика, который выдаст страховой полис с условиями, предусмотренными договором (ч. 10 ст. 7 цитируемого Закона). Имеет право потребитель и на заключение договора без обязательного заключения договора страхования на сопоставимых (сумма и срок возврата потребительского кредита (займа) условиях (там же). Как отметил Президиум Верховного Суда РФ в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств от 22.05.2013, в качестве дополнительного способа обеспечения исполнения кредитного обязательства допускается только добровольное страхование заемщиком риска своей ответственности. Включение же в кредитный договор условия об обязанности заемщика застраховать свою жизнь и здоровье, фактически являющееся условием получения кредита, свидетельствует о злоупотреблении свободой договора (п. п. 4, 4.1 Обзора).
В такой правовой ситуации центральным правом становится право на информацию об услуге, а именно об условиях кредитования. Включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья не нарушает прав потребителя, если заемщик имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия (из информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров»). Нарушение именно этого права влечет для потребителя серьезные убытки, а для кредитной организации — административное наказание в виде штрафа по ст. 14.8 КоАП РФ.
Итак, даже материальное право не всецело на стороне заемщика, но стремится уравновесить конкурирующие интересы сторон договора, даже если принять в расчет слабость потребителя-заемщика по сравнению с кредитором.

Дьявол кроется в мелких деталях

Еще больше подводных камней встречается на уровне гражданского процесса, который начинает истец — потребитель, полагающий, что страхование было ему навязано.
Известно, что для применения нормы об ответственности лица, в том числе стороны договора, необходим состав, т.е. совокупность фактов, доказанных надлежащим образом.
Нормы Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» подсказывают, каким образом кредитная организация может «отбить» иск потребителя, а судебная практика всех уровней наглядно демонстрирует ошибки как кредиторов, так и самих потребителей.
Суды неизменно проверяют, располагал ли заемщик всей полнотой информации об условиях кредитного договора в части обязанности личного страхования для принятия решения о займе в конкретном банке. При этом суды всех регионов и уровней судебной системы исходят из презумпции свободы воли заемщика, вытекающего из нее права вступить в преддоговорные споры (с составлением протоколов разногласий и/или последующим проигрышем спора в этом же суде) и его ничем не ограниченной возможности не вступать в договорные отношения с банком на предложенных невыгодных условиях (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 29 марта 2018 г. N 33-4628/2018, Апелляционное определение Свердловского областного суда от 5 апреля 2018 г. по делу N 33-6079/2018 и др.). Как видно, действует формула «подписался — согласился».
В целях установления факта информированности потребителя изучаются все заявления, анкеты, сами договоры. Таким образом, основной массив доказательств исходит от ответчика. Конечно, при заключении договора банк может ошибиться и в суде проиграть. Так, Апелляционным определением Верховного суда Республики Татарстан от 12 октября 2017 г. по делу N 33-16477/2017 поддержано решение районного суда в пользу истца, «…поскольку из содержания вышеуказанного соглашения следует, что заемщику не был предоставлен выбор иного способа кредитования, кроме как кредитования с подключением к программе страхования, о чем свидетельствует содержание п. 10 кредитного договора. Более того, ответчик не представил допустимых доказательств предоставления истцу выбора иных страховых организаций помимо <…>. Из содержания кредитного договора также не представляется возможным определить предоставление банком Ч. права выбора иной страховой компании».
Но таких судебных актов, принятых в гражданском процессе, весьма мало, что объясняется в большей степени ошибками самих потребителей, чем законопослушанием банков. Основной можно назвать безропотное подписание всех бумаг, представленных банком, в том числе распорядительных документов, на основании которых банком с кредитного счета списываются деньги.
В силу вышесказанного доказать навязывание часто оказывается непосильной задачей, если ответчиком предоставлен экземпляр заявления (или анкеты) с собственноручной подписью заемщика о согласии на подключение к программе страхования. Достаточно судам и подписи в договоре страхования, удостоверяющей ознакомление и согласие с правилами страхования (напр. Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 14 ноября 2017 г. по делу N 33-13620/2017). Логическая цепочка проста: истец не доказал — суд банк не наказал.
Вместе с тем, суды часто не принимают во внимание то, что навязывание не происходит «на бумаге», так как это — устная процедура либо вообще «немая сцена». Ни один банк не откажет в выдаче кредита по мотиву отказа от страхования в письменном виде. Доказательства — лишь в головах менеджеров. Один из малочисленных положительных примеров навязывания услуг вообще показан в Постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 августа 2017 г. по делу N А35-1170/2017. Судом установлено, что письменного заявления на предоставление справки о рейсе потерпевший не направлял, доказательств получения от него такого заявления заявителем в материалы дела не представлено. Потерпевший пояснил, что согласие на получение информации о рейсе подписал, посчитав, что в случае отказа не сможет купить билет. Потерпевший был вынужден оплатить дополнительную услугу, так как это являлось условием продажи проездного билета. Исходя из такого объяснения суд решил, что продажа проездного билета потерпевшему была обусловлена оплатой им дополнительной услуги — информация о рейсе, в которой он не нуждался.

Выигранный бой

Как известно, по-настоящему выигран только тот бой, который не состоялся. Это — правда и в отношении споров о расторжении страховых договоров. Как мы видим, банк может сработать строго по букве закона, принести в суд бумаги с подписями истца и — победа. Поэтому действовать необходимо хитро. Или мудро.
Развивая концепцию, заложенную в статье 32 Закона, Банк России выпустил указание от 20.11.2015 «О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования», согласно которому страховщик возвращает страхователю уплаченную страховую премию в случае отказа страхователя от договора добровольного страхования в течение 5 рабочих дней со дня его заключения независимо от момента уплаты страховой премии, при отсутствии в данном периоде событий, имеющих признаки страхового случая. Срок на возврат — 10 рабочих дней. Объем возврата — 100%, если страховая защита еще не начала свое действие.
Мудрым должно быть решение обращения за кредитом вообще. Нужен ли он, зависит от цели его получения. Если это товары роскоши, дорогие гаджеты и т.п., лучше не связываться с банком вообще. Другое дело — кредит для оплаты обучения или лечения.
Не последнюю скрипку играет планирование своего бюджета. В идеале обращение за кредитом не должно быть спонтанным, а сам кредит не должен быть нужен срочно. В противном случае не будет времени сравнить условия кредита в разных банках. Не будет времени и для споров с банками, в том числе с помощью ФАС России.

Сервис обратного звонка RedConnect